2 октября 2018 г.

Братья Рупа и Санатана на службе у шаха Хусейна


Наши писания рассказывают о трех братьях: Санатане Госвамипаде, Рупе Госвамипаде и Анупаме. Братья были рождены в очень знатной, брахманической семье. 

В то время как Рупа и Санатана всегда пребывали в мыслях о Радхе и Кришне, у Анупама была естественная склонность размышлять о Сите и Раме. 

Однажды Санатана Госвами сказал: «Анупам, ты должен поклоняться Радхе и Кришне». Хотя нет разницы между Кришной и Рамой, и Бог един, в наших писаниях говорится, что Кришна – это Верховная Личность Бога, Бхагаван, а Рама – Его воплощение. 

Итак, Санатана Госвами сказал младшему брату: «Поклоняйся Радхе и Кришне». Считая старшего брата своим шикша-гуру, Анупам сказал: «Хорошо, я буду совершать бхаджан и садхану Кришне». Но сколько он ни пытался это делать, у него ничего не получалось, так как в голове возникал образ Рамы и Ситы. 


Анупам очень переживал, и тогда Санатана Госвами сказал ему: «Хорошо, если ты не можешь поклоняться Радхе и Кришне, ничего страшного. Рамачандра – твой Иштадев. Продолжай поклоняться Ему». Так, несмотря на то, что у братьев не было единства в выборе поклоняемого Божества, они совместно совершали бхаджан и садхану

Когда им было по 15-17 лет, их страной правил мусульманский шах Хусейн. Он возвел очень красивую мечеть, и в день празднования окончания строительства стал прославлять ее архитектора. Гордый архитектор ответил: «О, я мог бы спроектировать еще лучшее здание!» Шаха очень разгневали его слова. Он сказал: «Если ты мог сделать лучше, то почему не сделал?» В приступе гнева он сбросил своего архитектора с вершины этой мечети, и затем закричал министрам: «Приведите мне!», но никто не понял, что именно он просил. Шах был настолько зол, что они боялись переспросить его. Обеспокоенный министр метался из стороны в сторону: «Что же имел в виду шах? Чего он хотел от нас?» 

В это время рядом с дворцом на лавочке сидели Рупа и Санатана Госвами. Санатана заметил, что министр мечется, и спросил его, что случилось. Министр описал ситуацию и сказал: «Я не знаю, что имел в виду шах». Санатана Госвамипад был очень разумным и тут же ответил: «Шах просит вас привести ему архитектора! Может быть, ты не расслышал или испугался, но он попросил найти ему более опытного архитектора».

Тогда министр нашел такого архитектора и привел его к шаху. Гнев правителя начал стихать. Он спросил министра: «Как ты догадался, чего я хотел?» Министр ответил: «Вообще-то я не сам понял это. Я увидел юношу, который подсказал мне, что ты искал архитектора». Шах очень удивился и спросил: «Кто же это?» Тогда министр рассказал ему о двух разумных юношах, и шах попросил привести их к нему. Те прибыли во дворец. Шах был очень доволен ими и дал им очень почетные посты в своем царстве. Санатану Госвами он назначил премьер-министром, а Рупу Госвами - министром финансов. И также он поменял их имена – Санатану Госвами стали называть Сакар Малик, а Рупу Госвами – Дабир Кхас. 

Хусейн Шах был очень сильно привязан к Санатане Госвами. Однажды он сказал ему: «Я хочу завоевать Ориссу, Джаганатха Пури!» Санатана Госвами подумал: «Джаганатха Пури? Там ведь так много преданных, поклоняющихся Господу Джаганатхе! Как же возможно, чтобы шах Хусейн пошел с военным походом в это место?» 

Рупа и Санатана служили царю-мусульманину, но в их доме все поклонялись Радхе и Кришне. Ночью они снимали свои исламские одежды, наносили тилак, и встречались со Шри Чайтаньей Махапрабху. За несколько месяцев до объявления военных планов шаха, Господь Чайтанья Махапрабху встретился с Рупой и Санатаной Госвами в Рамакели, где они узнали, что Он собирается идти во Вриндаван, и Его путь лежит через Джаганатха Пури. 



Не желая учавствовать в планах шаха, Санатана Госвамипад сказал царю: «Я заболел, и несколько дней не смогу выходить на службу». Шах так любил Санатану, что отправил к нему доктора. Придя, врач увидел, что Санатана сидел вместе с преданными и читал «Бхагаватам». Он понял, что Санатана не болен, и передал соответствующий отчет шаху. Тот подумал: «Санатана Госвами не хочет вместе со мной завоевывать Джаганатха Пури!» Он очень разгневался и бросил Санатану в темницу, заковав его руки в кандалы, а затем пошел на юг завоевывать Ориссу. Тем временем Рупа Госвами, вспоминая слова Господа Чайтаньи Махапрабху о том, что необходимо оставить все и совершать бхаджан и садхану во Вриндаване, решил уйти с государственной службы. Но перед тем, как покинуть свой пост, он оставил приличную сумму денег для Санатаны Госвами человеку, которому доверял. 

Санатана Госвамипад, получив эти деньги, сказал своему охраннику: «Ты – мусульманин, слуга Господа! Послушай, у меня есть с собой восемь тысяч золотых монет. Выпусти меня из темницы, и я тебе заплачу!» Но охранник подумал: «Если я выпущу его, шах казнит меня». Тогда Санатана Госвами добавил к сумме еще две тысячи золотых монет, и у смотрителя тюрьмы от жадности загорелись глаза. Он подумал: «Если я выпущу Санатану Госвами, то шах меня казнит. Но с другой стороны, я должен заполучить эти деньги!» А Санатана тем временем продолжал уговаривать его: «Ты – мусульманин, и я – мусульманин! Как только ты отпустишь меня, я уже больше не вернусь в эти края, а отправлюсь сразу в Мекку и Медину». Но смотритель тюрьмы ответил: «Нет, нет. Если шах узнает, он отрубит мне голову». Тогда Санатана сказал: «Давай тогда договоримся так. Ты скажешь шаху, что я пошел на реку совершать омовение, а там со мной что-то случилось, и я утонул». Такая версия устроила охранника. Он забрал деньги и освободил Санатану. 

Освобожденный Санатана Госвамипад пошел в Каши в дом Тапаны Мишры, где пребывал Господь Чайтанья. Гаурасундара сказал Тапани Мишре: «К дверям твоего дома подошел один вайшнав. Иди, встречай его!» Но когда Тапана Мишра вышел, он не увидел никого, кроме мусульманина с длинными волосами и бородой. Он вернулся в дом и сказал: «Я видел только мусульманина». Махапрабху ответил: «Нет, нет. Внешне он выглядит как мусульманин, но сам является вайшнавом!» Тапана Мишра снова вышел и очень смиренно предложил свои поклоны Санатане Госвами. Чайтанья Махапрабху сказал: «Санатана! Ты должен сбрить свои волосы и бороду!» Тогда Санатана Госвамипад побрился, нанес тилак и одел вайшнавскую одежду.

Быть вайшнавом означает быть джентельменом. Вайшнав всегда должен быть чистым и опрятным. Когда Свами Прабхупада проповедовал в Америке, к нему приходило очень много хиппи с длинными бородами, запутанными и заплетенными в косички волосами и в странных одеждах, пугающих всех своих видом. Но Господь Чайтанья дал наставление, что вайшнав должен выглядеть аккуратно, без бороды и дредов на голове. Поэтому Свами Махарадж никогда не отпускал бороду и тщательно выбривал лицо. 

Итак, ночью Господь Чайтанья и Санатана Госвами встретились и стали обсуждать хари-катху. Санатана спросил: «Кто я? Кем я являюсь? Почему я испытываю тройственные страдания этого мира? Какой должна быть наша духовная практика и цель духовной жизни?» Махапрабху ответил:

дживера 'сварупа' хайа -
кришнера 'нитйа-даса'...
(Ч.-ч., Мадхья, 20.108)

Мы - вечные слуги Верховной Личности Бога Кришны. Это наше истинное предназначение. Майя наказывает нас, если мы не служим Ему. Как избавиться от оков майи? Принять прибежище у лотосных стоп истинного Гуру и совершать бхаджан

Махапрабху сказал: «Нет разницы между садханой и садхьей, практикой и целью преданного служения» И то, и другое - это харинама. Повторяйте святые имена:

Харе Кришна Харе Кришна
 Кришна Кришна Кришна Харе Харе 
Харе Рама Харе Рама
 Рама Рама Харе Харе

Учение Санатаны Госвами имеет очень большое значение для нас. 

Гаура Премананде!


Бразилия, 9 июня 2017